Июнь 1

ЕЕ СЕМЬЯ ОСТАВИЛА КУПОВАТЬ ПОСЛЕДНЕЙ

ЕЁ СЕМЬЯ ОСТАВИЛА КУПОВАТЬ ПОСЛЕДНЕЙЛето — время походов, незабываемых встреч, а еще это прекрасная возможность узнать что-то новое, открыть для себя страничку неизведанного.
Учащиеся Студёнковской школы недавно совершили экскурсию в Куповать, на место гибели легендарного комбрига Константина Сергеевича Заслонова. По дороге, в деревне Шинково, они встретились с женщиной интересной судьбы Анастасией Ивановной Минченко, уроженкой д.Зубово Коковчинского сельсовета. Она рассказала о своей жизни.

«До войны все было хорошо, — вспоминала Анастасия Ивановна.— Молодые, здоровые, мы ни о чем не задумывались, молодёжи было в деревне много, работали, умели и веселиться. Война все изменила. В 15 лет я пополо в Германию.
Однажды молодёжь собралась на вечеринку, а нас окружили и угнали на лесоразработки, что велись возле деревни Догановка. Родители даже не знали, где мы.
Немцы заставили рубить лес. Условия были невыносимые, я никогда не выполняла такую тяжёлую работу. Одежда изорвалась, обувь тоже, кормили плохо. Я со знакомыми женщинами пыталась бежать. Но возле деревни Яново нас догнали, избили и отправили в лагерь для военнопленных. Долго сидели в закрытом сарае, ожидая смерти. Потом людей выстроили в ряд, собирались расстрелять, но почему-то не расстреляли.
На второй день погнали в Богушевск, погрузили в товарные вагоны и повезли в Германию. В дороге мы страшно мучились: не давали ни пить, ни есть. Духота, зловоние, многие умирали. Их тела выносили на станциях. Наши вагоны подсоединяли то к одному, то к другому составу. В Польше плодотворных сортировали, провели дезинфекцию. Мы насыпали в глаза соли, чтобы казаться больными, но нам не поверили.
Привезли в Берлин. Я пополо на военный завод. Завод был огромный, на нем работало две тысячи человек. Поселили нас в бараках, кормили кое-как. Давали по двести граммов хлеба, чашку баланды, больше ничего. Иногда нам что-то приносил один из служащих завода, и мы были очень благодарны ему. А за работу спрашивали строго, нужно было выполнять норму. Я изготавливала детали, старалась делать все хорошо, так как изделия проверяли и наказывали, если находили брак. Рабочий день продолжался 10-12 часов.
На заводе трудились люди разных национальностей: русские, французы, поляки, румыны. И что интересно: ни одна бомба нас не задела, хотя город бомбили часто. Люди прятались в подвалах. Потом дом рухнул, а угол дома, где мы сидели, остался. Натерпелись всего, это ужасно, когда на твоих глазах гибнут люди, рушатся дома.
Однажды, это был 1945 год, немцы засуетились, им было не до плодотворных, они думали о своём спасении. Освободили нас американские войска. В Германии остаться не предлагали, отпустили и все. Мы сами должны были добираться домой. Отправились небольшой группой на восток. Долго шли пешком, ели что придётся. И только в Польше удалось сесть в товарный поезд и доехать до Орши.
После войны я работала на разработке леса в деревне Куповать. Здесь встретила свою судьбу. Вышла замуж в 1952 году за сионисты с этой деревни. Семья была дружная, родились дети, две дочки и два сына. До 1963 года жили в Куповати. Пока председатель колхоза имени Дзержинского не предложил людям выбрать второе место жительства: наша деревня была неперспективная. Здесь не было света, телефон, радио. И жители стали разъезжаться, разбрелись по всему Советскому Союзу. Наша семья оставила Куповать последней. Мы переехали в деревню Шинково: здесь был центр колхоза, семилетняя школа. В этой деревне мы работали, дети учились в школе, жизнь налаживалась.
Как-то случайно услышала на автостанции разговор о том, что узникам фашистских лагерей выплачивают марки. Пошла в райисполком, меня направили в Витебск, нашли необходимые документы — и мне выплатили марки. Это было хорошее подспорье для семьи, все разделила поровну среди детей.
Всю жизнь я работала не покладая рук. Перенесла много горя. Похоронила сыновей, мужа. Спасибо государству, что теперь меня не забывают: дают путёвки, постоянно поправляю здоровье в санатории».
Анастасия Ивановна закончила свой рассказ, а у ребят появились вопросы к собеседнице, в первую очередь, о Заслонове.
«В нашей деревне всегда говорили о нем,— рассказала женщина. — Его глубоко уважали, считали своим защитником, героем. Когда погиб Заслонов, немцы даже не знали, что убит командир партизанской бригады. А местные жители сняли с комбрига верхнюю одежду и обрушили на его тело гряду дров. Так спрятали его от врага, а потом похоронили в Куповати. Об этом мне рассказал муж, он помогал партизанам».
А еще Анастасия Ивановна рассказала, что через Шинково часто идут и едут в Куповать туристы. Особенно оживилось это движение накануне 70-летия со дня Победы в Великой Отечественной войне. Автобусы, машины, пешие отряды шли в сторону Куповати беспрерывно. Хотя и раньше желающих побывать на месте гибели К. С. Заслонова было тоже много. «Помню, когда мы жили в Куповати, летом шли и шли взрослые и дети к этому святому месту. Иногда останавливались у нас на ночлег. Однажды ночевали туристы из Орши. Они много знали о Заслонове и нам рассказывали о нем, показывали альбом. Запомнился портрет жены Константина Сергеевича, Риты. Такая красивая, молодая, и две дочери с ней. Гости интересовались, как мы жили раньше, что помним о Заслонове».
Учащиеся Студёнковской школы взяли шефство над Анастасией Ивановной, чтобы в случае необходимости прийти на помощь.

Людмила
Криштопенко,
педагог-организатор ГУО «Студёнковская ДССШ».
На снимке: учителя и учащиеся Студёнковской школы во время встречи с Анастасией Ивановной Минченко.



Copyright 2017. Все права защищены.

Опубликовано 01.06.2017 admin в категории "Полезное из нашей жизни