Июль 12

Литовский «анклав» на Сенненской земле

Літоўскі «анклаў» на Сенненскай зямліІвоні — деревня в Студзёнкаўскім сельсовете, в которой живет 10 человек, преимущественно пенсионного возраста. Торговое обслуживание осуществляется при помощи автолавки. Из производственных объектов — малочнатаварная ферма, где содержится дойное стадо, молодняк крупного рогатого скота.

        Из истории

Впервые поселение упоминается в 1665 году как село Івоніна в составе поместья Нямойта

Позже в «Свидетелях о земельных угодьях бывших помещичьих, казенных, церковных, монастырских и других земель нетрудовых хозяйств г. Сенно не ранее 1918 года» (по данным издания зонального государственного архива г..Орши “Частные и конфессиональные владения на территории Оршанского и Сенненского уездов в начале ХХ века. Материалы и документы”, 2013 г.) вспоминаются три владельцы поместья Івоні Пустынкаўскай волости Сенненского уезда: Иван Блажевич, Витольд Кунцевич и Владислав Расткоўскі.

По словам старожилов, от бывших помещичьих владений осталась только липа. Но, рассказывают, что еще не так давно при проведении пахоты крестьяне зна дарчых построек поместья.

В 80-х годах 19 века здесь поселились литовцы. Местный паме ляне по своей бедности приобрести наделы не могли. Купили землю и поставили на ней хуторе более богатые «иностранцы» из Ковенской губернии. Кроме того, в Івонях проживали белорусы, поляки, латыши, украинцы, русские (староверы).

Потомок переселенцев

Літоўскі «анклаў» на Сенненскай зямліОдним из тех литовских поселенцев был предок Юлианна Шадуйкіса, старейшины деревни Івоні. Три родные братья (в том числе дед нашего собеседника — Юрка) основали хутор-трохдворку. Горожане прозвали его «Шадуйкін хутор». Там почти 80 лет назад и родился Юлиан Антонович. По соседству находились хуторе Жэмісаў, Шляпецічаў и других литовцев. Был даже свой «Петроград»: такое прозвище хутару сельчане дали из-за его хозяина, который приехал в Івоні из Петрограда.

— Богатой наша семья не была, но хлеба хватало, — вспоминает Юлиан Антонович. — Любили выставить на показ свою состоятельность. Специально для парадных выездов держали жеребцов, на которых семья выезжала на ярмарки, касс цёльныя мессы в Сенно (Авт.: дед Юлиана Антоновича, кузнец по роду занятий, пел в церковном хоре). Лошади эти в поле не работали, а содержались на конюшне и назывались, соответственно, стаеннікамі.

В 30-ые годы 20 века имущественное положение семьи ухудшилось. Отца нашего собеседника рэпрэсіравалі и сослали на лесоповал в Архангельскую область, где он погиб в 1938 году. После Великой Отечественной войны был посмертно реабилитирован.

В 1940-м хуторян переселили в деревню. По воспоминаниям Юлиана Антоновича, в Івонях тогда насчитывалось 44 дома.

Во время войны хутора были сожжены.

В Великую Отечественную в деревне размещалась полицейская управа. Кстати, некоторые из горожан (по своей воле или под принуждением) пошли в полицаи. В 1943 году партизаны напали на управу и убили ее коменданта.

Непродолжительное время в соседнем Кляпчэве существовала немецкая школа. Юлиан Шадуйкіс несколько месяцев ходил сюда в первый класс.

Літоўскі «анклаў» на Сенненскай зямлі От “Сталінца” к “Студзёнкі”

Еще до войны в Івонях организовали колхоз «Сталинец». Позже его переиначили в «Ардэнаносны» в честь важного события: звеннявой по льноводстве Аксінні Пецкалёвай за отличные успехи в выращивании льна вручили орден Ленина. С этого события в деревне долго устраивали «ходят без дела» (так сельчане называли застолья).

Літоўскі «анклаў» на Сенненскай зямлі После освобождения колхоз восстановился. На то время в хозяйстве было всего 4 коровы, на которых пахали землю, и несколько овец. Председателем выбрали женщину — Ольгу Пецкалёву, ведь все мужчины были на войне. После ўзбуйненняў колхоз вошел в состав хозяйства, с центром в Студзёнцы и имел названия «Победа», имени Кирова, СПК «Студенка», ОАО «Студенка».

 «Первый след… Он до сих пор за сенненской деревней виден»

Літоўскі «анклаў» на Сенненскай зямліВ Івонях любил отдыхать, известный белорусский поэт Анатолий если сигнал. До сих пор здесь живет его сваячніца, жена двоюродного брата Егора — Мария Максимовна Вялюгіна.

Літоўскі «анклаў» на Сенненскай зямліПо словам бабушки Марии, литератор родился именно в Івонях. Это уже позже семья переехала в Мошкало.Сейчас на месте родительского дома Вялюгіных стоит студня. В войну дом сгорел.

Не раз если сигнал приезжал в Івоні с друзьями-писателями. В частности, наша собеседница вспоминает имени Максима Танка. Да и сама женщина не раз гостила у знаменитого родственника в Минске.

Когда Егор и Мария Вялюгіны построили свое жилье, поэт подарил супругам на новоселье кресло-кровать и трюмо. Мебель и сегодня стоит в доме. С течением времени только обивка стула износилась и была заменена.

Літоўскі «анклаў» на Сенненскай зямлі Наше внимание в доме Марии Максімаўны привлек и необычный стол — массивный, черный, с шуфлядамі. Как оказалось, это ручная работа местного мастера Фядоса Дегтярева.

Кляпчэва, Шынкава, Івоні… «Материками своего детства» называл эти места Анатолий если сигнал. Он мечтал снять о них кино. Успел сделать это поэт, или нет, бабушка Мария не знает.

Ольга БОНДАРЕВИЧ, Алла ЯКОВЛЕВА.



Copyright 2017. Все права защищены.

Опубликовано 12.07.2017 admin в категории "Полезное из нашей жизни