Июль 12

Новый проект “Голоса Сенненшчыны” расскажет про “детей войны”

   Новый  проект “Голасу Сенненшчыны” расскажет про “детей войны” Скоро 70 лет как прошло с той поры, когда по нашей земле в последний раз прокатилась война. Почти не осталось ее участников, воевавших на фронтах, в партизанских отрядах. Но еще много малолетних свидетелей тех ужасных событий. Какой запомнилась война, как она воспринималась пяти-, дзесяцігадовымі? Как сложилась дальнейшая судьба «детей войны», журналисты районного издания расскажут в новом проекте «ГС».

Жвикова надежда живет в Старой Белице. Ей 82 года, 40 из которых она посвятила педагогике. Живет одна, хотя дети, их у женщины трое, давно и настойчиво зовут к себе. И каждый раз слышат в ответ: «Не могу я покинуть родной дом, родные места. С ними столько связано…» Можно было бы воспользоваться услугами социального работника. Но, чтобы его назначили, столько забот нужно преодолеть. Да и не чувствует Надежда Алексеевна себя одинокой. Приезжают дети, внуки, частый гость в ее доме Мария Фамянкова. Мария Степановна тоже работала в школе. Так что общих тем для разговора у женщин хватает. Многие из них черпают из газет. Знакомство автора этой публикации с Надеждой Алексеевной произошло после звонка, которым жительница Старой Белице откликнулось на статью, где сообщалось, что уроженка Сенно, которая после войны вышла замуж в Литву, ищет родных и знакомых.

«Мы с ней долгое время переписывались, — рассказала Надежда Алексеевна. — Связь прервалась после того, как однажды мне пришло сообщение с просьбой писать адрес на литовском языке».

 Хутаране

Жвикова надежда (Шумкова в девичестве) родилась в 1931 году и была вторым ребенком в семье, которая долгое время жила на хуторе, недалеко от деревни Оўсішча. Хутаране имели свой надел земли, держали скот. Отец занимался кузнечным делом. Пожалуй, так бы и жили с собственного хозяйства. Да началась коллективизация. Хозяин не спешил вступать в колхоз, но выбора ему не оставили. Однажды, когда Алексей Шумков находился в больнице, появились люди, которые сняли с дома половину страхи. Семья вынуждена была переехать в Оўсішча. «Папа после болезни был еще слаб. Поэтому он только подсказывал, что и как делать. Основные работы выполнял младший брат мамы», — продолжает свой рассказ моя собеседница.

В 1935 году дети остались без матери. При том уровне развития производственных сил в сельском хозяйстве семья не могла существовать без женщины. И через некоторое время у детей появилась мачеха, у отца — новая жена. До войны семья пополнилась еще одним ребенком.

«Мы с братом звали мачаху «цёцечкай». Так она захотела. Как только пришла в семью, сказала: «Лучше я буду для вас хорошей тетей, чем плохой матерью. Но она вырастила нас, не бросила даже в войну. Мы с братом обязаны ей жизнью», — считает Надежда Жвикова.

Война под крышами

Война принесла семье новые испытания. Летом 1942 года немцы расстреляли кузнеца Алексея Шумкова. И не только его. Такая же судьба постигла деревенского сапожника, портного, потому что они помогали партизанам. Не могли не помогать. Как мог отказать в помощи безоружный человек?

Семью немцы не зацепили, дома не сожгли. Только выгнали на улицу. Когда арестованных погнали за деревню, мачеха послала старшего из детей следом. Мальчишка нашел место расстрела, по одежде узнал в яме труп отца.

Шумковы еще долго жили по соседям. Боялись, что ночью снова придут немцы и заберут. А когда перебрались в родной дом, связь с партизанами возобновилась. Люди из леса приходили часто, ночевали, иногда оставались на отдых на несколько дней по 10-15 человек. Дом в Шумковых была большая. Надежда чистила картошку, мачеха готовила кушать. Мясо, обычно, партизаны приносили, картофеля, других овощей у сельчан хватало. Те вечера, та еда, прысмакай к которой был страх, помнятся до сих пор.

А вот как, почему семья оказалась в Чашникском районе, Надежда Алексеевна не может объяснить. Показались из родной деревни не только Шумковы. Помнится заснеженная дорога, окопы, блиндаж, в котором столько скопилось людей, что не могли открыть дверь, когда потребовали немцы. Они начали стрелять и убили женщину, которая стояла перед выходом из блиндажа. Перед отступлением немцы согнали всех в одну из хат, забили окна досками и закрыли дверь на чапок. Соседние постройки подожгли и пошли. Видно, рассчитывали, что от них загорится и дом с людьми. Этого не случилось, ведь взрослые помогли Нади через небольшую щель вылезти на улицу, и она открыла дверь. Помнится, красноармеец, который хотел отдать девочке наручные часы, да мачеха не позволила принять такой подарок.

Могла стать фармацевтом

В школу Надежда ходила в Латыголь. Училась хорошо. После окончания школы с подругами поехала поступать в Могилевское фармацевтическое училище. Если экзамены выдержали, выяснилось — у учебного заведения нет общежития. Пришлось девушкам возвращаться домой, чтобы снова оставить его. На каникулы в деревню приехали прежние выпускницы Латыгальскай школы. Девушки учились в Лидском хвойные. «Поехали с нами, — предложили они. — В ваших экзаменационных листах — хорошие отметки, так что шанс есть».

Так Надежда Шумкова оказалось на противоположном конце Беларуси. Директор педучилища, кстати, Герой Советского Союза, инвалид без руки, после разговора с девушками и совещания с педсоветом предложил: «Вселяйтесь в общежитие и приходите на занятия. Параллельно будете сдавать экзамены в наше учебное заведение».

Наши землячки успешно выдержали экзамены в педучилище. И не только они. Учащихся набралось вдвое больше нужного. Впрочем, первый месяц занятий всех расставил на свои места. Кто-то вынужден был покинуть учебное заведение, так как не хватало знаний, кто-то не смог учиться без стипендии. Надежда ее получала и, даже, деньги за общежитие как сирота не платила.

Незаметно пролетели годы учебы. Дочь деревенского кузнеца получила диплом, который засвидетельствовал: Надежда Шумкова — учительница начальных классов. Первым местом работы для молодого специалиста стала школа в Лидском районе, на самой границе с Литвой. Работала учительницей, потом директором начальной школы. После курсов усовершенствования получила право на преподавание русского языка в 5-7 классах.

Специалистов после войны в западной Беларуси не хватало. Даже участковым милиционером был уроженец Могилевской области. Местные боялись работать в государственных учреждениях, так по лесам еще бродили «лесные братья». Нет-нет да и стреляли, убивали людей, грабили магазины, почтовые отделения. Однажды кто-то настойчиво постучал в дверь школы, где работала и жила Надежда Шумкова.

«Повезло, ведь в помещении нас жило несколько человек. А чтобы была одна, неизвестно, чем бы этот визит закончился», — вспоминает она.

В то лето молодая учительница снова приехала в Оўсішча. И до прежнего места работы больше не вернулась. Эдуард Жвікаў, бывший партизан и солдат, сделал ей предложение, от которого молодые девушки не отказываются.

«Мы прожили счастливую жизнь. Жаль, что Эдуард рано покинул этот мир. Вот в этом доме все сделано его руками: от сруба до окон и дверей. Эдуард настоял, чтобы мы стали строить свой угол, хотя я не хотела оставлять свекровь, которая была очень отзывчивым человеком», — вспоминая прожитое, женщина вспоминает не только невзгоды. Не, они не сцёрліся из памяти. И все же выжить, считает Надежда Жвикова, помогали доброта, взаимопомощь, самоотверженность, те человеческие качества, что делают человека человеком. «Помогали такие люди, как моя мачеха, мой отец», — уверена она.

Александр ІЎЕЎ.



Copyright 2017. Все права защищены.

Опубликовано 12.07.2017 admin в категории "Полезное из нашей жизни